Сёма Штапский (shtapskij) wrote,
Сёма Штапский
shtapskij

Categories:

Мемуарные заметки Сёмы Штапского

              13.
              Зайчик и ящер

                                
                                                         
Д. Н. Д.

 

   В конце 60-ых я часто заходил к Роберту Рождественскому в его фешенебельную квартиру на улице Горького. В один из таких визитов я застал там режиссера Натансона, только что закончившего съемки фильма «Еще раз про любовь», в котором Таня Доронина должна была исполнять песню на стихи Роберта.

   – С-сёма, п-послушай, как т-тебе? – спросил хозяин, наливая мне стакан мукузани и декламируя:   

А весною я в несчастья не верю,
И капели не боюсь моросящей.
А весной линяют разные звери.
Не линяет только солнечный зайчик.

   – Неплохо, Робик, неплохо, но рифма «моросящей – зайчик» мне совсем не нравится.  Да это и не рифма вовсе, ты же понимаешь.

   – Ну, у Евтуха, п-положим, еще и не т-такое рифмуется… Да я уже всё п-перепробовал с этим зайчиком: м-мальчик, п-пальчик, з-зальчик – и н-ни черта не годится!

   – Тогда надо пойти другим путем, – сказал я и взяв у него бумажку с текстом песни, удалился в соседнюю комнату. И через пятнадцать минут возвратился и прочел свой вариант:

А весною я в несчастья не верю,
И капели не боюсь моросящей.
А весной линяют разные звери.
Не линяет только вымерший ящер.

   – Хм… По-моему, стало гораздо интереснее! – произнес Натансон, – да и рифма опять же побогаче.

   – С-сёма, ты гений! – восхитился Роберт и налил мне рюмку коллекционного киндзмараули.

   Спустя два дня он позвонил мне и сообщил, что куплет с ящером блистательно спет Таней и благополучно записан на студии. А через неделю, когда я снова заглянул к нему, Робик встретил меня с тяжелым вздохом.

   – От рептилии п-пришлось отказаться, С-сёма.

  Оказалось, что накануне Натансона вызвал председатель Госкино Романов и заявил буквально следующее: «Жора, народ у нас простой и ящера от ящура не сильно отличает. А на днях ящур истребил половину дальневосточных коров. Вы там поете, что он вымер. А кто мне даст гарантию, что к премьере фильма покойник не сожрет весь наш крупный рогатый скот? Народ вашу песенку не поймет, Жора. Возвращайтесь к зайцу, от него по крайней мере нет никакого вреда». 

   Рассказывая, Робик разливал по стопкам «Столичную».

   – П-помянем, С-сёма, твоего тираннозавра и заодно несчастных к-коровок.

   Мы выпили, не чокаясь.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments